Путь химика в программирование - ч10
От: Pavel Dvorkin Россия  
Дата: 08.02.24 11:00
Оценка: 51 (10)
Переход в университет.

Предыдущие части

https://rsdn.org/forum/philosophy/1016582.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 09.02.05

https://rsdn.org/forum/philosophy/1016773.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 09.02.05

https://rsdn.org/forum/philosophy/1019433.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 10.02.05

https://rsdn.org/forum/philosophy/1239359.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 24.06.05

https://rsdn.org/forum/education/8671596.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 20.01 18:38

https://rsdn.org/forum/education/8675759.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 26.01 15:58

https://rsdn.org/forum/education/8676523.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 28.01 12:33

https://rsdn.org/forum/education/8679535.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 01.02 07:12

https://rsdn.org/forum/education/8684148.1
Автор: Pavel Dvorkin
Дата: 05.02 07:11


Прошел год, как я исполняю обязанности заведующего кафедрой, и я начал задумываться — а что дальше будет ?

Заведующим меня изберут, в этом нет сомнений. Значит, впереди годы в этой роли, потом, может, будет и что-то еще.

В общем, вывод простой — моя программистская карьера закончена, впереди карьера административная. Писать программы я не буду, от заведующего кафедрой этого не требуется. Да и невозможно их писать, когда тебя то и дело отрывают на всяческие собрания и мероприятия. Ну не могу же я сказать, когда меня куда-то вызывают — извините, у меня тут сложный баг в программе, не могу отвлечься!

Да и если писать — то на BASIC, потому что все остальное графику не поддерживает. А программировать на BASIC — это профессиональная деградация. Отрасль развивается очень быстро, новые языки, новые среды, новые машины — а я тут, извольте, пишу на этом примитиве. Через несколько лет на моей профессиональной квалификации можно будет крест поставить.

К тому же вся эта административная деятельность начинает понемногу надоедать. Сплошная круговерть. И дальше будет только больше. Планы тут обширные, машины раньше или позже появятся, и буду я продолжать эту компьютеризацию, а значит, и дальше продыху не будет.

Да и отношения с проректором понемногу становятся не столь безоблачными, как в начале. Тогда я, понимая, что в этом деле полный новичок, вполне следовал тому, что он предлагал делать. Но пообтерся в этом немного, и стало ясно, что представления о том, что и как делать, у нас не вполне совпадают. Высказываю ему свою точку зрения на тот или иной вопрос, он с ней не согласен, ему это не нравится, мне тоже. Приходится делать не так, как я считаю нужным, а так, как предписано. А это вызывает фрустрацию — не привык я к опеке по шагам, не научился молча подчиняться (и не научусь). В аспирантские годы была поставлена задача, а в то, как я ее делаю, мой научный руководитель не вмешивался, были бы результаты. В общем, предоставлен я был сам себе, делал, как считаю нужным, и отчет никому не давал. А тут так не получается.

В ситуации, когда приходится делать не так, как считаешь нужным, а как велят, есть своя специфика. Я имею в виду, конечно, не ситуацию, когда просто работаешь за деньги, а сама работа тебя мало интересует, а ситуацию, когда тебе работа достаточно интересна, вот только делать ее велят не так, как ты сам считаешь нужным.

Что в этом случае делать ? Можно, конечно, резко возразить, мол, считаю, что делать надо иначе, и с этой позиции не сойду. Но скорее всего такой демарш закончится поиском новой работы.

Можно и согласиться. Ладно, черт с вами, не согласен я, что делать надо так, ну что же, спрячу свое несогласие в карман и буду делать, как велят. Буду делать, что называется, не за страх, а за совесть, но останусь при своем мнении, что делать надо иначе.

Один раз это пройдет без особого ущерба для психики, и если больше не придется в такую ситуацию попадать, то останется всего лишь эпизодом. Если же это повторяется из раза в раз, то незаметно для личности происходит определенная трансформация. Человеку трудно все время жить в разладе с самим собой — думать одно, а делать другое. Понемногу он начинает если не соглашаться с теми методами, которыми ему предлагают делать, то по крайней мере находить для них оправдания. Дальше — больше, и человек в конце концов полностью переходит на чужую точку зрения, и, более того, становится порой ее ярым адептом, более решительным в отстаивании ее, чем те, кто ему эту точку зрения навязал. При этом человек не отдает себе отчета в том, что он фактически отказался от своего мнения в пользу чужого, нет, он уверен в том, что принятое им чужое мнение и есть его собственное, к которому он сам пришел. Напомни ему, что он когда-то думал совсем иначе — либо усмехнется , либо не поверит.

Понятно, что мне такое предстоит, и это меня совсем не радует. Придется наступать на горло собственной песне, пока не стану сам большим начальником, а если им стану — буду таким же образом нагибать других.

В общем, надо принимать решение. Либо я ставлю крест на программистской карьере и становлюсь администратором и "деятелем", либо с заведованием надо заканчивать.

Выбрал второе, и после очередной размолвки с проректором положил ему на стол заявление с просьбой освободить меня от заведования кафедрой.

Вызвали к ректору, объяснил он мне, что я неправ, что уже принято было решение о моем избрании на должность. Прямо забрать заявление ректор не предлагал, но ждал, что я его сам заберу. Я не забрал, и приказ был подписан.

Несколько раз в своей жизни я предпринимал серьезные решения, такие, от которых зависела вся моя будущая судьба. Когда нет оттенков, нет компромиссов, надо решать : или — или. И всегда было одно и тоже. Здравый смысл говорил — не надо, не делай этого, а какая-то интуиция подсказывала — это сделать надо, пусть и наперекор всякому здравому смыслу. И делал. И не ошибся ни разу.

Из пединститута я не ушел, продолжал свою работу в роли старшего преподавателя, потом был избран на должность доцента. С точки зрения зарплаты не проиграл, а скорее выиграл. Еще во времена моего заведования физики приглашали работать по совместительству у них, писать им программу на СМ-1420, какие-то расчеты, что именно — не помню. Машина мне хорошо знакомая, следующая модель той же линии, что и СМ-4. И язык тот же — Фортран. Тогда отказался — времени не было. Теперь согласился и получил еще полставки старшего научного сотрудника по хоздоговору, а это в сумме с моей основной зарплатой примерно 450 руб. в месяц, то есть почти в 3 раза больше, чем средняя по стране. На половину месячной зарплаты могу летом в отпуск съездить. Правда, купить что-то серьезное почти невозможно — период тотального дефицита, везде очереди. Но кончится же это когда-нибудь, а зарплата моя такова, что оставалась бы она такой до пенсии — вполне устраивает. Не знал я, что будет дальше... Но не сожалею сейчас об этой потере нисколько.

Занятия идут свои чередом. Огорчает, правда, отношение студентов. Прямо, конечно, не говорят, но чувствуется — и зачем нам все это надо ? Получить зачет — предел мечтаний. Тяжело вести занятия, понимая, что твой предмет не любят и интереса к нему нет. Я их понимаю. Проще говоря, это работа за зарплату, не приносящая никакого удовольствия. Попадаются, правда, студенты, у которых интерес есть, но их прискорбно мало — 1-2 на поток. С этими пытаюсь что-то делать.

А еще есть школьники. Их никто не звал — они как-то сами пришли, прослышав, что в пединституте появился класс чудо-машин. Мы их не гоним, более того, создали из них группу и начали с ними что-то вроде факультатива проводить. Вот эти соображают, и еще как соображают! Дал им книги, что у меня были по Intel 8080 (на Ямахе Z80, но это расширение Intel 8080), они быстро во всем разобрались, и порой мне рассказывали то, чего и не знал. Вот только знаю я, что учиться в пединститут они не пойдут.

Один забавный момент с ними помню. Прихожу я на кафедру, встречает меня один из этих школьников и говорит : "Павел Лазаревич, пойдемте, мы Вам кое-что покажем". Я пошел и мне показали Ямаховскую MSX-DOS, которая вместо обычного сообщения о том, что это продукция Microsoft, печатала сообщение, что это ОС пединститута. То ли они ее дизассемблировали, то ли просто пропатчили — не знаю. В ответ я прочел им небольшую лекцию по авторскому праву и предложил это изделие стереть, прекрасно понимая, что они не сотрут. Так потом эта ОС пединститута и болталась на дискетах вплоть до моего ухода, а наверное, и дальше, пока Ямахи не списали. В общем, был у меня шанс получить лавры того учителя, который сообщил о Bolganos в СМИ, но я им не воспользовался

Довелось и самому столкнуться с школой. Пригласили в институт усовершенствования учителей вести у них занятия для учителей в июне, переподготовка их для ведения курса информатики в школах. Экзаменов у меня нет, июнь свободен, согласился и несколько лет их вел. Но школьным делам я намерен отдельную часть своего рассказа посвятить.

Так прошло два года. Серьезных попыток куда-то перейти не предпринимал, скорее плыл по течению. Интуитивно понятно было, что надо искать что-то иное, но надо мной, что называется, не каплет, так что ничего и не делал. Может быть, так и проработал бы до пенсии, занимаясь компьютеризацией студентов для денег и чем-то еще для души. Но сложилось иначе.

В один прекрасный день позвонил мне зав. кафедрой ОмГУ, мы с ним сталкивались на поприще проведения олимпиад для школьников. Позвонил и задал вопрос : "Мы сейчас формируем план работ, как Вы относитесь к тому, что мы Вас в этот план включим ?"

В самом предложении ничего особенного нет, обычная практика. Вполне нормально вести совместные работы с представителями других организаций. Но я знаю, что отношение моего проректора к ОмГУ, как бы это сказать, несколько прохладное, и едва ли он мне даст возможность самостоятельной деятельности. Так и сказал. В ответ получил : "ну сегодня он есть, завтра его нет". В этот раз разговор на этом и закончился, согласие в принципе я дал с этой оговоркой. Но задумался — что все это значит ?

Через месяц последовал еще один звонок, и на этот раз уже мне было прямо предложено — переходите в университет. Согласился без раздумий. На следующий день поехал к ним, обсудили мою будущую нагрузку. В университете подал заявление на конкурс, избрали. Сообщил об этом пединститутскому руководству и распрощался с пединститутом.

Перед начало нового учебного года приехал в университет, чтобы ознакомиться с программой и с тем, что мне предстоит вести. Дали мне информатику для химического факультета и занятия у математиков-педагогов (была тогда такая группа, потом ее ликвидировали).

С химиками — все понятно. Не то, чтобы им очень нужно программирование, но расчетов в химии полно и курс программирования им не помешает. Что давать — решу сам.

А вот с математиками, пусть и педагогами, дело сложнее. В пединституте я с ними дел не имел. К тому же 3 курс, значит, что-то у них уже было.

Задал поэтому коллеге из университета вопрос : "Что им давать-то?". Ответ на этот вопрос я запомнил навсегда.

— А что хочешь!

И тут я понял, что наконец-то попал опять в свою любимую среду, и могу делать так, как посчитаю нужным. Не буквально, конечно, определенные рамки есть, за них выходить нельзя, но рамки эти достаточно широкие, а в их пределах я действительно могу делать, что я считаю нужным, никакой мелочной опеки не будет. Именно это мне и надо было.

Об университетских делах в следующей части.
With best regards
Pavel Dvorkin
 
Подождите ...
Wait...
Пока на собственное сообщение не было ответов, его можно удалить.